Серебряный призер Рио-2016 по художественной гимнастике - о семье, любви к хоккею и гимнастике.
 

Как ощущаете себя в новой роли?

– Очень непривычно и тяжело. Даже не предполагала, что быть мамой – такой огромный труд. Я своему тренеру написала, что это тяжелее, чем тренироваться. Теперь совершенно по-другому смотрю на женщин, у которых есть дети.

– Что самое сложное?

– Трудно выделить что-то одно. Очень сложно, когда малыш плачет, а ты не понимаешь, что с ним. Мне и бабушки, и дедушки что-то советуют, есть литература. Пытаюсь со всем этим как-то разобраться. А самое приятное, конечно, когда малыш улыбается и мирно спит. Наверное, все мамы меня поддержат в этом.

– Пелагея, супруга хоккеиста Ивана Телегина, в одном из интервью рассказывала, что ей очень тяжело гулять с ребенком.

– Я мерзну очень сильно. Для меня пока 30 минут – это максимум, хотя нам уже можно гулять дольше.

– Где сейчас живете: в Москве или в Уфе?

– Пока живем с дочкой в Москве. Ева еще совсем малышка для перелетов.

– По папе скучаете?

– Муж приезжает достаточно часто – на каждый свой выходной. Поэтому пока скучаю не очень сильно.

МУЖ ЗАБРОСИЛ ШАЙБУ НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ РОЖДЕНИЯ ДОЧКИ

– Дмитрий присутствовал при рождении дочери?

– История получилась в каком-то смысле забавная. Меня положили в больницу вечером накануне. Врачи сказали: завтра чудо уже точно случится. Я сразу позвонила Диме, он отпросился у тренера и прилетел в Москву рано утром. Помню, что я лежу и повторяю: мне нужно быстрее родить, у меня у мужа самолет и матч.

– На следующий день после рождения дочери Дмитрий забросил шайбу в ворота “Сибири”. Смотрели этот матч?

– Конечно, в палате смотрела по телевизору. Очень радовалась.

– А во время беременности на матчи с участием мужа ходили?

– До последнего ходила на все игры “Салавата”. Еще в начале декабря была на арене, потому что знаю, что мужу очень важна моя поддержка. Не могу сказать, что я очень сильно волнуюсь, когда он на льду. Все-таки я спортсменка, понимаю, как и что происходит в спорте. И все, что не касается возможных травм, переживаю достаточно спокойно.

– Муж не переживал за вас?

– Нет. Я даже пару раз его спрашивала: “Ты уверен, что мне стоит идти? Не будешь волноваться?”. Он сам отвечал: “Нет, приходи, мне нужна твоя поддержка”. Поэтому я болела на трибуне до тех пор, пока не вернулась в Москву, перед самыми родами.

– Спортсмены обычно суеверны. Когда в семье их двое, жизнь, наверное, наполнена ритуалами.

– А вот и нет. Мы совсем не суеверная семья. Никаких особых примет и традиций у нас нет. Даже в дни матчей. Разве что Дима совсем мало ест перед матчем. Но исключительно потому, что ему так легче кататься.

– Вы рассказывали, что после окончания карьеры вам было очень сложно привыкнуть к тому, что нужно заниматься бытом: стирать, убираться. Сейчас привыкли?

– В целом да, но с рождением ребенка управляться со всем этим стало сложнее. Укачивание ребенка сложно с чем-то совместить. К счастью, нам помогают бабушки и прабабушки. Поэтому за меня почти все дела сделаны, я только с ребенком занимаюсь.

– Уфа, Москва, Санкт-Петербург – есть у вас любимый город в России?

– Больше всего, конечно, Москву люблю. Уфа – тоже очень приятный город, солнечный и не очень холодный. Так, по крайней мере было, еще до отъезда. С Питером у меня отношения не очень сложились. Красивый город, но немного серый. Я вообще к переездам привычная – за время в спорте где только ни была на соревнованиях и сборах.

С МУЖЕМ О ХОККЕЕ НЕ СПОРЮ

– На сборах вы круга общения практически не меняете – приехали с командой, и с ней уехали. Трудно было адаптироваться к переезду в Уфу, где новым было все?

– У меня не было никаких проблем. Достаточно быстро познакомилась с женами других хоккеистов, ходим куда-то вместе пока мужья на тренировках, да и семьями часто выбираемся. Даже когда мужья переходят в другие клубы стараемся поддерживать отношения.

– Сейчас ваша компания больше хоккейная или все же из мира гимнастики?

– Наверное, все-таки хоккейная. Мы часто собирались большой компанией после игр – игроки с женами –  ходили ужинать все вместе. Из мира гимнастики я по-прежнему дружу с Ритой Мамун – она живет тут совсем рядышком и уже даже заглядывала в гости проведать Еву. Общаюсь с Сашей Солдатовой, Настей Близнюк – с теми девчонками, с кем мы были в Рио-2016. Но уже произошла такая смена состава, что я многие имена-то не знаю.

– С мужем хоккей обсуждаете?

– Даже если муж начинает что-то рассказывать, я обычно просто его выслушиваю. Советы не даю практически никогда – все-таки я в хоккее совсем не разбираюсь.

– В целом спортивные новости какие-то обсуждаете?

– У меня за это муж отвечает. Он постоянно что-то читает в интернете, потом пересказывает. А я немного выключилась из информационного пространства. Если только в Инстаграме попадается что-то интересное.

– А за событиями из мира гимнастики следите?

– После Олимпиады я настолько морально устала, что старалась вообще ничего не смотреть. Даже не знала, у кого какая программа из наших девочек. Сейчас уже начинаю скучать. Разговариваю с девочками, узнаю разные новости.

– Насколько быстро вам удается возвращаться в форму?

– Конечно, мышцы сейчас не в таком тонусе, как были до беременности. Но, думаю,  все придет в форму. Когда появится возможность, буду заниматься. А что касается веса, то я сейчас ем совсем немного и на весах цифры меньше, чем даже были до беременности.

НЕ БУДУ ЗАСТАВЛЯТЬ ДОЧЬ ЗАНИМАТЬСЯ ГИМНАСТИКОЙ

– Вы проводили довольно много мастер-классов, даже будучи в положении.

– Я рада очень ездить, общаться с детьми. Это какие-то потрясающие эмоции. Представляете, эти маленькие девочки, которые смотрят на тебя большими глазами, держат за ручку, кричат: Яна, Яна. У меня от воспоминаний – мурашки.

– Сами помните себя такой маленькой девочкой, которая держит за руку взрослую гимнастку?

– Нет, помню себя где-то лет с десяти. И у меня совершенно не было кумиров. Как-то не в моем характере было подойти за автографом или попросить фотографию. Возможно, дело в воспитании.

– О чем чаще всего девочки спрашивают?

– Как стать олимпийской чемпионкой, как пережить тяжелую травму, как пережить то, что ты вроде бы хочешь закончить карьеру, а тебя уговаривают остаться. Хотя, когда стало очевидно, что я жду ребенка, все вопросы про Олимпиаду отошли на второй план. Самым популярным стал: а у вас девочка или мальчик?

– У вас невероятная история спортивного преодоления. Выступления на Олимпиаде после тяжелейшего перелома. На тех же мастер-классах к вам мамы будущих гимнасток не спрашивают вас: а стоит ли вообще начинать?

– Начинать стоит. Гимнастика – классный вид спорта для девочки. Нельзя заставлять. Это должно идти от души. Я понимаю, что своего ребенка я не буду заставлять заниматься гимнастикой, если ей это будет не  по душе.

– А если придется по душе хоккей?

– Сложный вопрос. Пожалуй, мы попробуем выбрать другой вид спорта.

– После мастер-классов есть ощущение, что работа тренером – это ваше?

– В каждодневном режиме пока не тренирую. Физически сложно быть на ковре по 10-12 часов, это во-первых. А во-вторых, не все девочки схватывают все на лету. Кому-то нужно несколько раз показать, к кому-то найти другой подход. Теперь понимаю, насколько сложно было со мной моему тренеру. При том, что я еще не самая простая девочка была.

– Капризничали?

– У меня всегда было свое мнение по любому поводу. Я могла придумать сама себе задание, настаивать на каком-то элементе. Сейчас понимаю, что в каких-то случаях была неправа.

ОТ ВИНЕР МНЕ НЕ ПОПАДАЛО

– С Ириной Винер-Усмановой общаетесь?

– Да, общаемся и поздравляем с праздниками. Заезжала к ней недавно в Новогорск. Она все так же нас любит, ждет, чтобы мы вернулись.

– Объясните феномен: обычному болельщику Винер-Усманова кажется очень суровым тренером. Как получается, что все ученицы вспоминают ее с такой нежностью?

– Плохое с годами забывается. Остается в памяти, что она долгие годы была нашей второй мамой. И ее харизма. Невероятная. Это нельзя описать словами, нужно просто оказаться рядом с ней в гимнастическом зале… И потом, у Ирины Александровны всегда все по делу. Если ты работаешь хорошо, все выполняешь – все замечательно. А вот если кто-то поправился или что-то еще нарушает – пиши пропало.

– Вам часто попадало?

– Нет. Ирина Александровна всегда говорила: если меня понимают без криков, зачем повышать голос?

– Есть уже планы на ближайшее время?

– У меня запланировано довольно много мастер-классов на этот год. Кроме того, в этом году пишу дипломную работу.

– Муж не пытается оставить вас в декретном отпуске?

– Напротив, ему интересно, чтобы я развивалась: ездила на мастер-классы, общалась с людьми. Едва ли не предлагает вернуться в гимнастику.

– А вы готовы рискнуть?

– Ох, не соблазняйте меня. Пока оставлю этот вопрос без ответа.